Эксперт: Польше нужно ответить экономическими санкциями

4 месяца ago Admin 0

Закон о декоммунизации в Польше, который предусматривает снос памятников советским воинам, по данным СМИ может вскоре столкнуться с ассиметричным ответом российских властей. Как Москва отреагирует на действия Варшавы, АиФ.ru рассказал политолог Олег Матвейчев.

Оксана Морозова, АиФ.ru: Олег Анатольевич, многие эксперты разошлись во мнении — нужно ли отвечать Польше. Какова ваша позиция?

Олег Матвейчев: Безусловно, нужно отвечать, ничего не поделаешь. В данном случае Польша идет в авангарде, есть другие страны: Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния и т. д., там все это тоже может происходить, и руководство таких стран должно понимать, чем все это грозит. Кроме того, возможно, что народ, почувствовав на себе какие-то санкции, будет без симпатий относиться к националистическим лидерам и властям, которых он избрал на данный момент. 

Да, со стороны Москвы необходимы определенные действия, но ассиметричные. Не нужно доходить до крайностей и сносить памятники полякам, лучше ввести экономические санкции, которые могут вызвать серьезные неудобства и убытки для польских компаний.

— Насколько тесно Россия связана с Польшей именно в экономическом плане?

— До антироссийских санкций и наших контрсанкций товарооборот между Россией и Польшей был довольно большой. Сейчас, конечно, показатели снизились, все-таки основные удары мы нанесли, когда ввели ответные меры. Но какое-то сотрудничество осталось. К тому же Польша использует посреднические схемы через Белоруссию и другие страны, а значит, имеет смысл строже отнестись к Варшаве и свести подобные вещи на нет.

— Допустим, Россия применит экономические санкции в отношении Польши. Насколько эффективным будет этот шаг, может ли он что-то поменять в сложившейся ситуации?

— Конечно, никто от этого не умрет. Но вопрос не в этом. Мы часто применяем санкции, иногда даже себе во вред, либо затрачивая огромные средства. Хотя в сто раз дешевле вкладывать деньги в пропаганду. Польша — маленькая страна, размером в несколько наших областей, но мы не в состоянии донести до ее населения простые вещи. Во время фашисткой оккупации в Польше погибло 6 млн поляков, которых уничтожали со скоростью 1,5 млн человек в год. Это был непрерывный конвейер. Тысячи русских солдат отдали свои жизни за их освобождение. При «советской оккупации», как они ее сейчас называют, никакие 6 млн поляков никуда не исчезали, их становилось все больше и больше. Вот в чем разница. Весь смысл так называемой «советской оккупации» заключался в том, что на прилавках было 5 сортов советской колбасы, а им хотелось 10. Вот и весь их убыток. Это нужно доносить. Есть люди, которые делали это в самой Польше, но сейчас многие из них сидят. За них нужно бороться! Увы, этого никто не делает. Вообще есть масса поляков, которые могут реально рассказать, как фашисты расстреливали их соотечественников, этим людям нужно давать трибуны. Это стоит копейки по сравнению с санкциями, которые неминуемо приводят к убыткам. Жаль, что мы не используем подобную «мягкую силу», зато используем другие инструменты, которые часто заводят ситуацию в тупик.

— Как вы относитесь к идее о том, чтобы демонтируемые в Польше памятники забрать в Россию? 

— Вопрос в том, как их демонтируют. Если это сделают аккуратно, то какие-то города России могли бы выступить с заявлением, что они готовы забрать памятники. Почему бы и нет? Но ведь их могут просто взорвать, тогда забирать уже будет нечего.

— В случае принятия санкций в отношении Польши могут ли последовать с ее стороны какие-то более радикальные действия, чем снос памятников? 

— Польша не может предпринять никаких радикальных мер по отношению к нашей стране. У нее нет ничего такого, без чего мы не проживем или что-то не сделаем. Для нас она что есть, что ее нет. А вот сама Польша зависима от российского рынка.